Блог Артура Белостоцкого

Как записывать голос дома

Главная беда домашней звукозаписи — хреновая акустика. Если пишешь голос в большой комнате, на записи будет слышна реверберация — отражения звука от стен.

Саша Мишин, звукорежиссер нашего подкаста, рассказал, как записывать голос дома.

Наведите тишину. Перед тем как включить запись, избавьтесь от фонового шума. Найдите самую тихую комнату, отключите все стиральные машинки и холодильники, закройте окна. Наденьте одежду, которая не шуршит.

Поставьте себя в угол. Лучшее место для записи — угол комнаты. Сядьте спиной к углу и поставьте микрофон перед собой.

Установите преграду. Чтобы эхо от стен не долетало до микрофона, поставьте барьер между ним и остальной комнатой: шкаф, комод, или стремянку, накрытую пледом. Чем выше преграда, тем лучше.

Добавьте уюта. Мягкие вещи поглощают звук и не дают отражениям возвращаться в микрофон. Развесьте в комнате пледы, одеяла и полотенца, разложите мягкие игрушки. Чем больше, тем лучше.

Сократите дистанцию. Чем ближе микрофон ко рту, тем громче слышно голос и тише — комнату. Держите микрофон на расстоянии 5-10 сантиметров ото рта.

Если держать микрофон слишком близко, на записи будут слышны взрывные согласные («б», «п») и ветер от дыхания. Чтобы этого избежать, купите поролоновую ветрозащиту и натяните ее на микрофон или телефон. Подойдет самая дешевая с алиэкспресса.

Идеальное место для домашней записи — комната с пластиковым окном и плотными шторами. Пластиковое окно не дребезжит и защищает от звуков улицы, а шторы — поглощают звук и не пускают отражения.

Сядьте спиной к окну, отгородитесь шторами и держите микрофон перед собой. Так у вас получится хорошая, чистая запись.

Уровни незнания читателя статьи

Когда пишешь статью, есть соблазн вывалить всё, что знаешь. Это путь в ад: писать такие статьи тяжело и долго, а читать — еще тяжелее. Статью нужно затачивать под читателя.

Один из способов это сделать — определить, на каком уровне незнания находится читатель.

Есть два уровня незнания — осознаваемое и неосознаваемое.

Неосознаваемое — это когда человек еще не знает, что чего-то не знает.

Например, человек хочет быть предпринимателем, но никогда не слышал о бухгалтерии. Он не осознает, что у него есть проблема. Подсовывать такому человеку статью «Как сэкономить на бухгалтерии» нет смысла. Он пройдет мимо, потому что в его мире не существует проблем с бухгалтерией.

Такому читателю нужна другая статья — например, «О чем позаботиться, прежде чем открыть бизнес». В такой статье мы расскажем, какие вообще проблемы бывают у предпринимателей. Возможно, одной из них будет бухгалтерия.

Осознаваемое незнание — это когда человек уже понял, что у него есть проблема. Например, прочитал статью для начинающих предпринимателей, посмотрел прайс бухгалтерских контор и расстроился. И тут мы как раз можем его настигнуть со своим «Как сэкономить на бухгалтерии».

22 октября   профессия   редактура

Пол Рэнд о взаимоотношениях с клиентами

Закончил читать книгу Пол Рэнда «Дизайн: форма и хаос»:

Ощущение от книги — как будто пьешь чай с автором в мастерской. Вот он рассуждает о философии дизайна, образовании и судьбе профессии. А потом достает откуда-то тетрадь с набросками и рассказывает, как подбирал количество полосок для логотипа IBM.

В книге есть глава «Хороший дизайн — это хорошая репутация». Это глава о том, зачем бизнесу нужен дизайн, и о взаимоотношениях дизайнера с клиентами — владельцами бизнеса и маркетологами. Кажется, за 25 лет ничего не изменилось. Я выбрал самые яркие и актуальные цитаты. Инджой.

Микеланджело, отвечая на вопросы папы Юлия II о сроках завершения росписи Сикстинской капеллы, сказал, что она будет закончена, когда он сам будет удовлетворен своим искусством. «А мы желаем, — возразил папа, — чтобы было удовлетворено наше желание, которое состоит в том, чтобы сделать это быстро». И только когда папа пригрозил, что прикажет сбросить Микеланджело с лесов, тот согласился работать быстрее.

Войти в профессию [дизайнера] довольно легко. Не нужны лицензии, необходимые архитекторам и инженерам (хотя такого рода документы в области искусства значат не много), и регистрация в органах власти, как у врачей и юристов тоже ни к чему. Нет жестко закрепленного объема знаний, которым нужно обязательно владеть. Кстати, это относится также и к таким видам бизнеса, как маркетинг и маркетинговые исследования. Что объединяет дизайнера и его заказчика-маркетолога, так это «лицензия» на работу без лицензии.

Работа дизайнера не ограничивается созданием некой идеи или формы. Графический дизайн охватывает любой вид визуальной коммуникации, будь то объявление в газете или рекламный щит. Он выражает любые визуальные идеи — от типографики шекспировского сонета до оформления упаковки хлопьев «Келлогз».

Качество дизайна обратно пропорционально величине дистанции, пролегающей между дизайнером и человеком, принимающим решения.

Я бы сформулировал три причины распространения плохого дизайна равной степени значимости: 1) управленцы не знакомы с примерами хорошего дизайна или равнодушны к ним; 2) маркетологи преследуют собственные интересы; 3) у дизайнера недостаточно авторитета или компетенции.

Истоки хорошего дизайна лежат в области эстетики — это живопись, графика, архитектура. У бизнеса и маркетинга истоки совсем другие — демография и статистика. Эстетика и бизнес всегда были несовместимыми вещами, ценности дизайнера и бизнесмена противоречат друг другу.

Парадоксально, но маркетолог — это профессионал, который советуется с непрофессионалами. «Множество менеджеров, — пишет Кристофер Лоренц в книге „Измерения дизайна“, — сильно заблуждаются относительно реальных возможностей маркетинговых исследований. <...> Они используют результаты не как подсказку к решению, а как замену самого решения».

Часто проблема заключается в том, что сами данные рассматриваются как творчество и как доказательство, а не как информация к размышлению. <...> Проблема маркетинговых исследований, по моему мнению, заключается не в сборе данных, а в их анализе и интерпретации.

С приведением мнений, полученных при маркетинговых исследованиях, в соответствие с эстетическими соображениями лучше всего справляются такие специалисты, работа которых непосредственно связана с творчеством и воображением. «Воображение нельзя отделять от фактов. Воображение — это средство интерпретации фактов». Воображение помогает добавить несколько штрихов — и вот факты уже становятся откровением.

Задача маркетолога состоит в том, чтобы предоставить информацию, а задача дизайнера — интерпретировать эту информацию с помощью маркетолога. Буквальная интерпретация порождает стереотипы, тогда как интерпретация творческая преподносит сюрпризы — те самые уникальные качества, которые так нужны клиенту в его конкурентной борьбе.

Отрицать пользу маркетинговых исследований — все равно что отрицать пользу фактов вообще.

Большинство менеджеров рассматривают дизайнера как пару рабочих рук, поставщика картинок, а не стратегического игрока в бизнесе.

Некрасивая, но работающая вещь столь же неэтична, как и красивая, но не работающая. Первая опошляет потребителя, а вторая обманывает его.

Безыдейный дизайн, в котором все основано лишь на форме, может быть по-своему притягателен, но он не коммуникативен. Дизайн же, в котором господствующая роль отведена смыслу, будет утомителен и визуально непритягателен. «Идея и форма, — пишет Генри Джеймс, — это как иголка с ниткой. Я никогда не слыхал о портных, которые советовали бы пользоваться только иголкой без нитки или же ниткой без иголки».

Дизайнер не всегда прав. Маркетолог не всегда ошибается. Прибыль не всегда главное. Маркетинговое исследование никогда не должно служить хорошим оправданием плохого дизайна. В свою очередь, хороший дизайн никогда не должен выступать в поддержку плохого продукта.

Редачить как можно скорее

Есть у писателей такая болезнь — страх белого листа. Назовём её лефкохартифобией, чтобы уж совсем страшно.

Я заболеваю ей каждый раз, когда пишу текст с нуля. Вот недавний случай: пишу подборку приложений для Эвотора, дошел до лида. И вот я смотрю на отбивку между заголовком и основным текстом и тяжело болею: в голове пустота, в пальцах — бессилие.

К счастью, для этой болезни есть лекарство. Чтобы вылечиться, писателю нужно как можно скорее стать редактором.

Сейчас объясню, что это значит.

Во всех книжках по писательству советуют разделить работу на два этапа: сначала писать, потом — редактировать. Это значит, что сначала вы вытаскиваете мысли из головы как есть — бессвязным потоком, а уже потом приводите текст в порядок.

Логика тут такая: писательство — процесс творческий, а редактура — прагматичный. Если писать и редактировать одновременно, получается шляпа: автор только-только мысль нащупал, а тут приходит редактор: «Слышь, ну кто так пишет? Разве это работает на полезное действие статьи? Это не по редполитике!». Тонкая писательская натура в этот момент скукоживается и ложится лапками кверху: «Я не могу работать в таких условиях!».

Поэтому полезно на время задвинуть внутреннего редактора куда подальше, написать, как получится, а потом уже навести красоту.

Так все работает в идеальном мире у редакторов с железной волей. Но не у меня. Если вы похожи на меня, то ваш внутренний редактор в сто раз мускулистее автора. И хрен его куда задвинешь.

Поэтому я придумал свой метод — редачить как можно скорее, пока автор не запаниковал.

Вот как это работает. Ко мне прилетает задача — написать подборку приложений для маленьких магазинов. У меня есть список приложений и предыдущая подборка.

Я открываю свежий гуглдок и чувствую, что автор запаниковал — белый лист же. «Окей», — говорю я автору, — «Не хочешь писать, так давай хоть поредачим». И открываю в соседней вкладке старую подборку. Копирую текст, вставляю в новый док — всё, белого листа нет. Писать ничего не надо, только редачить.

Дальше дело техники: поменять названия приложений, скопипастить описания и отредачить сто восемьдесят пять раз. Ну а в конце — отредактировать лид. Ну как отредактировать — переписать с ног до головы, конечно. Но когда лид уже есть, пусть даже от другой статьи, это делать намного проще.

Так я живу последние два месяца. Статьи пишутся, глаза блестят, на щеках — румянец. Рекомендую.

Ищу напарника

Нашел

Я работаю в онлайн-школе «Пиксель», мы учим людей рисовать, анимировать и иллюстрировать. Я занимаюсь блогом: пишу статьи для начинающих художников, аниматоров и иллюстраторов. У нас большие планы, поэтому я ищу напарника, который будет брать интервью у преподавателей и делать крутые статьи.

Чему учим

Занятия в школе идут курсами: ученики смотрят видеолекции, делают домашние задания и получают обратную связь от преподавателей. Кроме личных консультаций есть еженедельный разбор работ: ученики присылают домашние задания, а преподаватели комментируют их в прямом эфире. Это помогает учиться не только на своих, но и на чужих ошибках.

Сейчас в Пикселе идут три курса:

  • цифровое рисование,
  • иллюстрация,
  • анимация.

Что предстоит делать

Писать статьи для блога. С материалом помогают преподаватели школы — вы созваниваетесь, берете интервью и превращаете его в статью. Если разбираетесь в теме — пишете сами.

Ваша главная задача — вытащить из эксперта материал, структурировать его и подать так, чтобы статью было интересно читать.

Какие системные требования

  1. Уметь работать с экспертами. Формулировать полезное действие, задавать правильные вопросы, внимательно слушать и записывать.
  2. Мыслить продуктом, а не текстом. Сначала думаете, чем проиллюстрируете статью, а потом пишете текст.
  3. Знать, что такое «Фотошоп», «Иллюстратор», «Афтер Эффектс», и уметь поставить их на свой компьютер.

Помимо этого нужно (украл у Саши Волковой):

  • кайфовать от работы с текстом;
  • интересоваться рисованием и анимацией;
  • править, пока не получится хорошо;
  • принимать правки осмысленно — спорить, если не согласен;
  • знать инфостиль не только на уровне «убрать стоп-слова» — понимать про синтаксис, структуру, пользу;
  • отвечать за результат, а не за количество знаков;
  • уметь организовать свое время без хаоса, паники и подвигов;
  • оперативно отвечать в Телеграме.

Какие условия

Я буду вашим редактором: правлю и принимаю статьи, помогаю найти нужных людей и информацию. Стараюсь не переписывать ваш текст — пока возможно, формулирую проблемы, а не навязываю решения.

Работа удаленная, общаемся в Телеграме и «Вконтакте», если нужно — созваниваемся.

Оплата сдельная: 10 000 рублей за статью.
Бонус: дадим доступ к курсам школы, когда напишете первую статью.

Чтобы откликнуться, пришлите рассказ о себе на почту: arthurbelostotsky@gmail.com. В теме письма напишите «Напарник».

Как работать по оферте

На позапрошлой неделе я спрашивал вас, как работать с клиентами по оферте. Спасибо всем, кто пришел в личку и в фейсбук с советами — вы мне очень помогли. Рассказываю, что из этого вышло.

Когда я решил работать по оферте, у меня было два вопроса:

  • какое действие клиента считать акцептом,
  • как прописать в оферте условия, которые заменят бумажный акт.

Объясню, откуда взялись эти вопросы.

Что такое акцепт

Оферта — это приглашение к заключению договора. Когда я отправляю клиенту оферту, я как бы говорю: «Смотри, вот условия, на которых мы можем поработать вместе». После этого у клиента два варианта: он может оферту принять, либо отклонить.

Чтобы оферта считалась принятой, клиент должен выразить свое согласие каким-то однозначным образом. Это действие называется акцептом.

Например, когда вы покупаете товар в интернет-магазине, вы ставите галку «Согласен с условиями оферты» — с этого момента ваши отношения с магазином регламентированы условиями договора.

Что считать акцептом — прописывают в самой оферте. Например, в шаблоне оферты Владимира Беляева формулировка такая:



«Договор считается заключённым на неопределённый срок с момента акцепта оферты:
 оплаты оказанных услуг или 
получения уведомления об акцепте по электронной почте или на сайте»


Мне эта формулировка подходит: клиент перевел деньги или написал «ок» на почту — значит всё хорошо, работаем.



Как быть с актами

В договоре обязательно должны быть прописаны условия приемки работ или услуг. Это нужно обеим сторонам: исполнителю — чтобы быть уверенным, что у клиента нет претензий, клиенту — чтобы в случае проблем вы довели работу до конца.

Обычно для этого используют акты. Акт — это документ, который подтверждает, что услуги были оказаны, а работы — выполнены. В бумажном мире это работает так: вы распечатываете два экземпляра акта, подписываете их и отправляете клиенту. Если клиент согласен, что всё ок, то подписывает акт и возвращает его вам. С этого момента вы друг другу ничего не должны.

В шаблоне Беляева есть такая формулировка:

«Исполнитель и клиенты не подписывают акты. Оплата подтверждает качество услуг»

Я работаю с полной предоплатой, поэтому мне такая формулировка не подходит — клиент не может принять работу до того, как я ее сделаю.

В фейсбуке посоветовали написать, что услуги оказаны в полном объеме, если клиент не выразил претензий в течение пяти дней. Так я и сделал:

«Исполнитель и клиенты не подписывают акты. Оплата и отсутствие претензий в течение пяти рабочих дней с момента оказания услуг подтверждает качество услуг»

Еще я добавил строчку о том, что согласовывать условия мы с клиентом можем не только по почте, но и в мессенджерах: в фейсбуке, «Вконтакте» и телеграме. Всё остальное оставил, как было в шаблоне.

Было Стало
Распечатываем по экземпляру договора Отправляю клиенту ссылку на оферту
Подписываем каждый со своей стороны Клиент говорит «ок»
Обмениваемся сканами или фото договора Согласовываем цену в почте или мессенджере
Клиент переводит деньги Клиент переводит деньги
Я делаю работу Я делаю работу
Отправляем друг другу бумажные копии Нет претензий — работа сделана

Если есть вопросы — задавайте.
Если хотите себе такую оферту — забирайте.
Если нашли дыру в моей оферте — поделитесь.

Чеклист: как выйти из тупняка

На днях со мной произошла такая история. Я взялся писать статью о сервисах для малого бизнеса. Цель статьи — помочь предпринимателям тратить меньше времени на рутину и больше — на развитие бизнеса.

Я собрал список сервисов, написал план статьи и сел писать. И тут со мной случился он — тупняк.

Мне хотелось сделать все правильно: перед тем как рассказывать о сервисе, погрузить читателя в проблему. А для этого нужно как следует описать боль, которую сервис закрывает.

И вот я три дня читаю о проблемах с учетом товаров и увеличении среднего чека в кофейнях. Уже кучу всего прочитал, а написать ничего не могу — не складывается картинка.

Прошел дедлайн, и ко мне приходит главред: надо сдавать статью, иначе она просто никогда не выйдет. А я не могу сдавать — я залип на погружении в боль и ничего не написал.

Тут я собираю мысли в кучку и решаю спросить совета: как быть, если статья не пишется. Писать вопрос нет сил, поэтому я записываю аудиосообщение: в красках описываю свои мучения и озвучиваю проблему — не могу сформулировать боль.

Через секунду после отправки сообщения происходит волшебство. Еще до того как главред послушал мое нытье, я нахожу решение проблемы: вырезать к чертям собачьим описание боли и вместо этого рассказать о том, что делают сервисы. Да, это не так круто, как хотелось бы, но полезное действие не страдает, а статья — выходит.

Оказалось, что для выхода из тупняка достаточно на минуту остановиться и сформулировать его причину.

Через полчаса главред дает мне «ок», вечером я за час пишу статью и отдаю на проверку. Три дня страданий — час работы.

Чтобы в следующий раз не тратить три дня на страдания, я решил сделать чеклист для выхода из тупняка. Вот он:

Чеклист на случай тупняка

  1. Если задача понятна, а сделать не получается — остановись.
  2. Признай, что на тебя напал тупняк.
  3. Скажи вслух: «На меня напал тупняк».
  4. Ответь письменно или вслух на вопрос: «Что мне мешает сделать эту задачу прямо сейчас?»
  5. Если не получилось, попробуй описать проблему кому-то еще: начальнику, коллеге, подруге или другу.
  6. Перечитай или сформулируй полезное действие задачи.
  7. Спроси себя: «Что можно сделать, чтобы решить задачу прямо сейчас?». Ответь письменно или вслух. Если не получается, смотри п. 5.
  8. Хлопни себя по лбу и насладись своей находчивостью.
  9. Поставь таймер на 25 минут и начни делать задачу. Повтори необходимое количество раз.
  10. Сделал? Красавчик. Возьми с полки пирожок.

О выгорании

Игорь Адаменко рассказывает, как он борется с выгоранием.

Интересно, что всякие глупости типа постоянной проверки почты или залипания в соцсетях Игорь рассматривает как индикаторы, а не самостоятельные проблемы. И вместо того чтобы бороться с залипонами, ищет способы перезагрузиться:

Если я понимаю, что лампочки краткосрочных индикаторов горят всё чаще, и меня кидает из стороны в сторону ветром бесполезных действий, то стараюсь сделать что-то, что меня успокоит и поможет сфокусироваться на том, что важно.

Это похоже на подход нормального человека к здоровью. Насморк, головная боль или температура — не проблемы сами по себе. Это сигналы организма: «Хьюстон, у нас проблемы».

Заглушать эти сигналы — всё равно что бить молотком по приборной панели самолета, когда загорается тревожная лампочка: лампочка погаснет, а самолету все равно кирдык.

Ссылки:
Пост Игоря
Сайт о борьбе с выгоранием (ин инглиш)

Простые инструменты для сложных задач

Я лет пять искал идеальную систему для проектов, задач и справочной информации. Пробовал популярные приложения: Вундерлист, Омнифокус, Эверноут, Дэй Уан, Трелло — тысячи их.

Уже полгода я пользуюсь для личных дел исключительно стандартными эпловскими приложениями, плюс Трелло для рабочих проектов.

Вот что у меня есть:

  • Notes. Это мой дефолтный текстовый редактор и хранилище справочной информации.
  • Reminders. Для списков задач, книг и покупок. Для задач три списка: «Сегодня», «На неделе» и «Потом».
  • Calendar. Стандартный эпловский календарь. В него заношу встречи, созвоны и дела, которые жестко привязаны ко времени.
  • Trello. Для проектов, в которых участвует больше двоих людей.

Стандартные приложения не идеальны — в них много чего нет, как и в других. Зато они простые как две копейки, идеально синхронизируются между телефоном и компьютером и не просят денег.

Теперь не нужно тратить время на поиски идеального приложения и строить иллюзии типа: «Ну вот с этим приложением точно попрёт».

Мораль такая:

Cложными должны быть задачи, а не инструменты

Опрос: как учиться новому

Привет! Я к вам за советом.

Хочу сделать курс о том, как веселее и эффективнее обучаться новому: разобраться, как работает мозг, как устроена память, и как всем этим пользоваться. Курс поможет осваивать новые профессии, навыки и хобби.

Чтобы курс получился полезным, я хочу узнать, с какими проблемами вы сталкиваетесь во время обучения. Для этого я подготовил короткий опрос.

Велкам: https://goo.gl/forms/lQ4jd6yKR7VNhnup2

Ctrl + ↓ Ранее